Воспоминания
о войне

Крохотная, 4 х 6, почти выцветшая фотография

Крохотная, размером 4 на 6 сантиметров, почти выцветшая фотография, чудом сохранившаяся в одном
из семейных архивов старожилов села Солдато-Александровского. Как фотограф понимаю – по всем законам изображение должно было исчезнуть совсем – снимок был напечатан в условиях походной лаборатории. Почти неразличимы лица девушек в военной форме. Единственное, что можно разобрать отчётливо – подпись на обороте и дату: «Наташа. Ира. 18 . 1. 43 г. Ст. Кума» Кто они, Наташа и Ира? И не они ли стали прототипами героинь, пожалуй, самого лучшего фильма о войне – Леонида Быкова – «В бой идут одни «старики» лейтенант .: «Я не знаю, какой подвиг совершим мы, но то, что эта девочка на войне.» говорит своему товарищу лейтенант Сабдулаев (Ромео) Он не договорил, но каждый зритель мысленно продолжил: «.это уже подвиг». Они были совсем юные, эти летчицы.. Ира и Наташа. В истории единственного чисто женского полка ночных бомбардировщиков – 46-ого гвардейского полка (до переименования за особые боевые заслуги – 588-ого) полка есть лётчицы с такими именами. И летали они в одном экипаже . Это Ирина Себрова и Наталья Меклин. Потом летчицей стала и штурман Меклин. Они совершили боевых вылетов больше всех в полку. «Перед нами,
как на ладони, лежала станция, наш ПО-2 тоже был отлично виден с земли, – пишет в одной из повестей Наталья Меклин (Кравцова). – Я знала, что нам будет жарко: на высотках здесь стоят прожекторы, зенитки. Сейчас
они затаились и молчат, выжидают. Это действует на нервы. Пора. Еще секунда. Нет, две. Что же они медлят?

В таких случаях у меня в желудке появляется ощущение холода, как будто я проглотила лягушку. Лягушка —
это страх. Обыкновенный страх, который нужно преодолеть: все равно я пройду через все то, что меня ждет.

Включились четыре прожектора. Рявкнула первая зенитка. Вторая. Яркие вспышки приблизились к самолету.
Я выдерживаю курс: Нина бомбит по эшелону. Вокруг самолета раскатисто, с сухим треском рвутся снаряды. Пахнет порохом, гарью. Бросая самолет то в сторону, то вниз, стараюсь угадать, где разорвется снаряд.

Мы уходили на север, в море. Прожекторы не отпускали нас, пока мы не оказались низко над водой. Лучи совсем легли на землю. Наконец, погасли. Нина сказала: «Наташа, посмотри на плоскости». Я увидела две большие дыры
в нижнем крыле, насквозь просвечивало верхнее, лонжерон перебит, болтались как флаг куски перкали.
Но самолет летел, и все страхи были позади. Вдруг ноги мои затряслись, запрыгали, стуча о пол кабины.
Я изо всех сил прижала их руками — не помогло. Постепенно все прошло. Теперь мы летели в чистом небе — никакой облачности. Мирно светили звезды. Впереди на земле уже виднелись три неярких огонька. Там нас ждали. Там был наш дом.»

По легендарному фильму Леонида Быкова один из разорвавшихся снарядов прерывает боевой полёт Зои
и Маши. Ирине Себровой и Наталье Меклин повезло больше – они вернулись живыми. Вылетая на очередное боевое задание, они надеялись, что в конце полета увидеть огоньки своего дома. То есть – аэродром, с которого начинался этот полёт. Поскольку фронт быстро продвигался дальше на запад, приходилось перемещаться
и аэродромам. И лишь дважды на протяжении боевого пути девушкам пришлось приземляться на одну
и ту же взлетно-посадочную полосу.

«.И вот мы снова в Солдато-Александровском, – пишет командир полка ночных бомбардировщиков Евдокия Бершанская. – Трудно передать радость, с которую нас встретили жители этого села. Особенно были рады
те, у которых наши девушки жили в период отступления. Этих бывших «квартиранток» они приглашали теперь,
как родных дочерей.»

«Хозяйка встретила Иру и меня с восторгом. Всплеснув руками, бросилась обнимать. Раздобыла муки, испекла пирог. И хлопотала, крутилась возле нас, шлёпала ребят, чтобы не мешали.

– Ой, вы мои девочки-голубушки!– приговаривала она. – Да я сердцем чуяла, что мы с вами свидимся!

Она рассказала, как вели себя немцы, где стояли орудия танки, зенитки. И как прилетали ночью самолёты бомбить немцев, а ей так хотелось подсказать, куда бросать бомбы. Она была убеждена, что прилетали именно мы, девушки. Мы не стали разуверять её, хотя нам не приходилось бомбить в этом районе. Муж её на фронте. Ушёл в первый день войны. Жив ли – не знает. Дома – четверо ребятишек.

Мы порылись в рюкзаках, нашли для детей тёплые вещи.

Белоголовый Ванюшка не отходил от Иры. Он трогал орден Красного Знамени и доверчиво заглядывал
ей в глаза.

– А вы большие бомбы кидали?

– Большие.

– С этого самолёта?

– С этого. И с других – тоже.

Наш По-2 стоял у самой хаты. Соскочив с табуретки, Ванюшка подбежал к окну, чтобы ещё раз посмотреть
на самолёт.

.Когда мы прощались, Ванюшка куда-то исчез, и никак не могли его дозваться. Но когда я садилась в самолёт, неожиданно обнаружила пропавшего мальчика в своей штурманской кабине.

– Вот ты где! Что же ты, с нами полетишь?

– С вами, – обрадовался Ванюшка.

Страницы мирной жизни – с пирогами, теплыми детскими вещами, девичьими гаданиями и часовым у самолёта –
во всех повестях Натальи Кравцовой, пожалуй, единственные, не относящиеся к боевой жизни полка. И картина – мальчишка, решивший «улететь» на войну, вырисовывается в сознании с почти кинематографической отчётливостью. Светловолосый Ванюшка, конечно, остался дома. Во-первых, потому, что его не отпустила мама.
Во-вторых, полк был чисто женским – от командира до механика по вооружению. О мужском присутствии, даже
в виде сына полка, не могло быть и речи. Но Ванюшка разбередил далеко спрятанные материнские чувства лётчиц – ради таких, как он, детей, для их светлого будущего, они выполняли свою боевую работу – делали ночами по два-три вылета – изгоняли врага из захваченных территорий. Но, при случае, доставали из личных вещевых мешков теплые вещи и оставляли детям. С того момента, когда вышла повесть летчицы, жители села гадают, у кого базировался экипаж этого ночного бомбардировщика. Поиск осложняли многие обстоятельства. Во-первых, таких семей было много – чтобы разместить целый полк, жилья требовалось много. Во-вторых, сами женщины по фамилиям, конечно, не знали своих «квартиранток», а девушки не могли запомнить имена всех гостеприимных хозяек, а уж тем более – детей. Нет уже в живых хлебосольной женщины, ушли из жизни
и её любознательные дети. А вот фотография, подаренная летчицами, остаётся в семейном альбоме потомков
всё бередит и бередит воспоминания о войне, заставляет возвращаться к событиям более чем
70-летней давности.

Сличаю с этим снимком фото из других книг о легендарных летчицах. И прихожу к выводу – зкипаж У–2 – ночного бомбардировщика – Наталья Меклин (Кравцова) и Ирина Себрова! Значит, происходило новогоднее гадание – в доме Екатерины Филипповны Петровой!. Это её дети – Валюшка, Ниночка и Вася. – их имена тоже есть на обороте маленькой карточки. И муж хозяйки погиб на войне – вот почему о нём никаких весточек хозяйка не получала. А вот Вани в семье не было. Автор военной повести подзабыла имена ребятишек. Но Вася (Ванюшка) вполне мог сохранить в памяти и самолёт под окнами отцовского домика на окраине села, где была оборудована взлетно-посадочная полоса полка, и орден на груди летчиц, от которых ему достались теплые рукавицы – их мама берегла пуще зеницы ока. Обеим в конце войны было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Наталья после войны стала писателем, выпустила о войне множество автобиографичных книг. В них описывает боевые вылеты, рассказывает о боевых подругах. В некоторых её книгах публикуется карта боевого пути полка. Лишь в одном месте эта линия пересекается – в этом населенном пункте этот полк базировался дважды. Первый раз, когда откатывался назад, при отступлении. А второй – советская армия погнала фашистов на запад. Именно из нашего села по ночам, взяв курс на запад, взлетали самолёты, которые вовсе не предназначались для войны. Но недостатки по сравнению с другими типами самолетов с точки зрения военной техники, неожиданно стала серьезным достоинством У–2. Самолет бесшумно, с приглушенным мотором, выходил на цель и с малой высоты сбрасывал бомбы с точностью, на которую не были способны лучшие бомбардировщики. От атак истребителей противника он уходил плавным скольжением на бреющем полете. Нередко Bf 109, проскочивший на большой скорости рядом, подставлял свой борт и сбивался огнем из пулемета, либо сам, разогнавшись, врезался в землю. Отважных летчиц 46-го гвардейского Таманского женского авиаполка ночных бомбардировщиков немцы прозвали «ночными ведьмами.

После войны Н. Кравцова окончила Военный институт иностранных языков. Работала в информационном отделе Управления Генштаба Советской Армии переводчиком-референтом. Затем в Издательстве военно-технической литературы на иностранных языках переводчиком, редактором. В отставку вышла в звании майора.С 1972 года — член Союза писателей. Ею изданы повести: «От заката до рассвета», «Вернись из полета!», «Из-за парты —
на войну», «За облаками — солнце», «Госпитальная палата», «На горящем самолете», а также очерки и рассказы.
За сборник повестей «Вернись из полета!» была удостоена медали имени Фадеева. Есть эти книги и в Солдато-Александровской библиотеке. Тетя Катя и её старшая дочь Валюшка, Валентина Ивановна Кравченко, всю жизнь проработали в селе, были специалистами-виноградарями. Все окраины села утопали в садах и виноградниках. Тяжело переживали упадок отрасли. Па её стопам пошёл и ее сын, Александр Викторович. Он работал главным агрономом СПК «Русь», (бывший колхоз «Свердлова»). Теперь он – глава сельской администрации. Ниночка
и Вася тоже прожили жизнь в селе. К сожалению, дети семьи, которой суждено принимать освободителей
в своём доме, и о которых всю жизнь помнили отважные летчицы, уже ушли из жизни. Нет и самих героинь. Наталья Кравцова ушла из жизни в 2008 году, Тремя годами раньше не стало и Ирины Себровой. Но завещанием не только потомкам Екатерины Андреевны Петровой – всем односельчанам звучат слова, выведенные на обратной стороне фотографии, сделанной в первые дни освобождения села от оккупантов: «Вспоминайте нас, тетя Катя, Валюшка, Ниночка и Вася. А мы вас тоже не забудем».

Наташа, Ира: 18 /01/1943 года, станция — Кума

Домашняя > Помним, гордимся > Воспоминание о войне

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах