Любавин Виктор Дмитриевич внёс на покрытие 3000 рублей. Гриценко Александр Васильевич — 4000.
Смоляков Александр Иванович 1450. Кравченко Александр Викторович — 1500. Манченко Александр Николаевич — 1000. Восстановлены портреты Охвата, Фёдорова, Уткина, Любавина, Смолякова, Меклин и Себровой. Бесплатно предоставил базу для антивандальных работ и, как волонтёр, принял участие в монтаже Стены Памяти Торгомян Георгий Арататович. За те же деньги смонтировали Стену Памяти Снеговой Владимир Григорьевич и Рапопорт Александр Викторович. На 23 сентября из повреждённых на спортплощадке портретов восстановлены все. Только один не смонтирован — Смолякова И. А. — его вызвался выставить на общее обозрение сам сын ветерана войны. Александр Иванович Смоляков откликнулся на призыв главы администрации Кравченко: за портреты, помещённые в Стене Памяти, отвечают родственники. И деньги на печать новых, вместо повреждённых баннеров, по мнению Кравченко, должны находить они. Исходя из этого посыла — средств
на уход и изготовление портрета отца Василия Афонина и баннера, посвящённого освободителям села,
мы не дождёмся. Они, освободители, могут подняться и пройти вместе с нами только в день шествия Бессмертного полка. Но эти две части Стены Памяти, повреждённые малолетними вандалами из семьи Руденко, уже восстановлены на средства крестьянско-фермерского хозяйства Чурина В. И. Родители вандалов в уходе и изготовлении новых баннеров участие не приняли. Их сыновья продолжили бой против освободителей. Теперь со спортивной площадки. После публикации статьи в районной газете разговоры о переносе баннеров со спортивной площадки в другие места возобновились с новой силой. Но все эти разговоры в пользу бедных. Потому как для переноса Стены Памяти в другое место требуются деньги. Не такие уж большие, но и их у администрации нет. Мне это очень непонятно, даже после популярного разъяснения власти: для государства Стена Памяти — это не целевое использование средств… Поэтому реставрируем старые фото, объединяем их в Стену памяти, затем монтируем её и т. д. — самостоятельно. И уж конечно — без финансового участия властей. 1500 р от Кравченко — его личный взнос на восстановление портрета летчиц 46 авиаполка. Но если «государство — это мы», и мы выполняем основную работу в этом важном для него патриотическом деле,
то почему оно не помогает нам материально? Или, чтобы укрепить связь поколений в конкретной точке своей территории, государство тратить деньги не имеет права? Или это только мнение одного человека? Что касается мер по обеспечению безопасности восстановленных портретов. С этими ребятами я даже в футбол поиграл. Потом мы по-взрослому поговорили. Оказывается, антивандальные меры они приняли: своим сверстникам, порвавшим баннеры, набили морды. Что касается перспектив с сохранностью Стены Памяти — она перед вами
на этом снимке. Футбольная антивандальная команда. Капитан Даниил Клименко. Он — в голубой майке с портретом президента России Путина.

Фёдор Пилюгин

за портреты, помещённые в Стене Памяти,
отвечают родственники

замена

Сколько стоит анти-вандальное прикрытие?

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах