9 Мая 2017

День Победы 2017

72 мгновенья 72 годовщины Победы

Спасибо ветеранам войны и труженикам тыла — все, кто был в состоянии передвигаться, к Вечному огню пришли. Но из четырёх скамеек они заняли лишь половину одной. Зато остальное пространство занято. Народа пришло столько, что на пятачке в центре села, перед стелой, тесно. Жители стоят на улице возле бывшего Дома быта. Слушают, наблюдают, вспоминают. Выступили школьники, ветераны. Прозвучали песни о войне и мирном времени. Поздравил жителей села и глава администрации А. В. Кравченко. Вроде — всё, как всегда. Но всё-таки
— нет. Не как всегда. Сегодня по улицам села прошёл Бессмертный полк. Повторяя движение Советских войск, освобождавших село в 1943 году, он проследовал по Шоссейной улице.

Дети, взрослые держат портреты над головами, у груди. Девчушки 10 школы несут портреты молодых задорных девушек. Это на землю одного из своих фронтовых аэродромов приземлились летчицы знаменитого
46‑го гвардейского авиационного женского полка ночных бомбардировщиков. Есть здесь портреты Ирины Себровой и Натальи Меклин. Тех самых летчиц, которые, перелетая на новый аэродром, подарили Екатерине Петровой, хозяйке дома, в котором они квартировали, фотографию с надписью: «Вспоминайте нас». И наши земляки, потомки тети Кати, это завещание выполняют свято. Эскадрилья знаменитого полка сегодня прошагала по главной улице села, над которой во время войны только летала. Выходит, заветное желание каждого фронтового летчика: шагами измерить землю, над которой они дрались в небе, сегодня осуществилось! Вижу в руках ученицы кадетского класса средней школы № 6 Виктория Труш портрет Ивана Фёдоровича Малышенко, командира эскадрильи 103 штурмового авиаполка — он погиб в небе над селом 10 января 1943 года. Один из его фронтовых друзей — Герой Советского Союза Кузьма Филимонович Белоконь — в середине 80-х годов побывал на его могиле. И вот 9 мая 2017 года уже сам Иван Фёдорович появился здесь и преодолел
по асфальту сельской улицы целый километр. И хотя высота его полёта не превышала и двух метров,
он приподнимал всех участников движения на небывалую высоту! Один очень серьезный мальчишка приобнял фотографию, как живого человека. Будто в этот пасмурный, грозящий дождём, день действительно человек
на фотографии .замёрз и его надо обогреть. Увидел, что его снимают, смутился. Я попытался вернуть
его в исходное состояние. Но мгновение потому и прекрасно, что оно неповторимо. Не заметил, не успел зафиксировать — для семьи, народа оно потеряно. А многое из этого дня мы должны запомнить надолго.
В том числе слёзы на глазах некоторых односельчан. Они в этот день текли, если не рекой, то уж точно — глаза у многих были на мокром месте. И дело не в том, что с утра накрапывал дождик..

Даже дошколята — и те с портретами! Наши самые юные земляки серьёзны и сосредоточены! Портреты бойцов Бессмертного полка у них у самого сердца!

Портретов много. По сравнению с прошлогодним праздником — очень много. Взрослые протискиваются вперёд — ищут глазами своих дедушек, бабушек, родственников, соседей, давно отбывших в распоряжение небесного воинства. А какие возвышенные у всех лица! Даже у этого угрюмого парня. Он держит на руках корзину с цветами. Пожалуй, самую красивую из предназначенных для бойцов Бессмертного полка. И видом своим говорит: вот эта корзина и есть образец истинного уважения к победителям. Что вы — со своими букетиками и бледными фотокарточками. Вот, моя корзина — и есть возвышенная память! На Шоссейной улице он появился в составе отдельной колонны. Я пытался разглядеть над ней хотя бы одну фотографию. Ведь были же, были в семьях идущих в колонне односельчан отцы и деды, которые полегли на полях сражений, раскинутых по всей Европе. Они погибали за то, чтобы на мирном поле их родного села вызревал полновесный золотой колос.
Но колонна шла только с цветами и корзинами, без единого опознавательного портрета, как на похоронах. Может, так и надо в этот день выражать своё трепетное отношение к победителям?

Вот и у мужчины лет шестидесяти на лице улыбки нет. От толпы собравшихся он выходит на свободные
от народа плиты и останавливается перед портретом, который держит мальчик лет десяти. Мальчик невозмутим и сосредоточен, как часовой на посту номер один. Мужчина протягивает руку к портрету, что-то шепчет. Может, пересказывает слова, написанные в наградном листе отца, о том, как его отец уничтожил немецкого снайпера.
Он знал, что отец его будет на этом празднике. Для этого даже снял со стены своего дома увеличенный портрет и отнёс в сельский совет — для Стены Памяти. И вот сегодня, именно здесь, на этом месте они встретились снова — глаза в глаза — молодой, весёлый, чуть насмешливый и красивый отец и его поседевший, погрузневший, с увлажнёнными глазами сын.

Остальные жители остаются за невысокой оградой, за бордюрными камнями -дети, внуки, правнуки со своими родителями, дедами. И, вроде, фотографии, которые извлечены из их семейных альбомов, архивных папок, коробок лишь несколько дней назад, им знакомы давно. Но сейчас с портретов, которые обращены к Вечному огню, их молодые родители смотрят на них не так, как всегда. По другому — взволновано, вопросительно, с надеждой! Некоторые даже в растерянности. Что случилось с их изученными до последнего штриха, до каждой царапины фотографиями?! Такими своих отцов и дедов они не помнят!

Из глубины прожитых десятилетий выплывают предложения, написанные в школьной тетради: «По полю ковылял раненый. Раненный в голову боец стонал».

Сколько красных чернил потратили учителя, разбирая наши каракули. Кто-то так и не усвоил уроки русского. Кто-то всё запомнил навсегда: на правописание одних слов влияют другие слова — зависимые.

И состояние человека — его память — очень зависимая субстанция. От земли, на которой живёт. От родителей. Учителей. Сообщества проживаемых на земле людей. В конце концов — от тех, кто управляет процессом этого проживания. С возрастом, правда, память эту зависимость, в отличие от частей речи, подчинённых правилам грамматики, теряет. Мы помним не только потому, что этого кто-то очень хочет. И если даже устанавливает для этого памятники. Или вопреки тем, кто не хочет, чтобы мы помнили. Они эти памятники уничтожают. Печальный пример этому мы наблюдаем на Украине постсоветского периода. Раненные в голову правители этой страны забыли мудрость, которая родилась у наших общих предков: «В мире три худа: худой ум. Худая жена. И худой шабёр». Но бываю не только зависимые слова. Но и правительства. Твердя о худом соседе, они не замечают,
как запрыгнули в чужие сани, и заокеанский возница мчит это хилое транспортное средство по бездорожью и ухабам в безумном стремлении увести страну подальше от России.

И хотя праздничные дни оставили много прекрасных позитивных мгновений, все же какая - то тревога остаётся. После всех маршей и речей семья Городецких подошла к Стене Памяти. И помрачнела. Несколько баннеров оказались поцарапанными, порезанными, прожжёнными. Нож нашего, Солдато-Александровского вандала, задел и портрет лежащего в земле Украины старшины Андрея Городецкого.

— Я хотела бы обратиться ко всем людям мира с призывом не допустить такой страшной трагедии. Мне стыдно за сегодняшних подражателей Гитлеру, не понимающих, не сознающих, что творят. Вы победили. Мы победили! Я горжусь всеми своими прадедами.

Эти слова произнесены в один из праздников Победы Кристиной Плотниковой, ныне студенткой Краснодарской медицинской академии, могли бы повторить все нынешние участники акции Бессмертный полк.

Это всё, о чем успел вам сказать о прошедшем празднике Победы. Остальное увидите на фотографиях. 72 мгновения 72 годовщины Победы.

С уважением — Фёдор Пилюгин

Портрет, прижатый к сердцу

u Стать рыцарем

u V казачьи игры

u VI казачьи игры

u VII казачьи игры

u Казачий род 2018

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах