Мы помним

День освобождения

Именно здесь зарождалось освобождение села

У «Восхода», южнее высоты 251, 3.

К 1400 8 января 1943 года «достигли «пол. стан», что в 4 км. ю. в. КУЙБЫШЕВ, где были встречены интенсивным пулемётно-миномётным огнём противника, который оборонял рубеж: группу курганов, что ю. в. КУЙБЫШЕВ и южнее «ВОСХОД», отметка 251, 3.

Это строки из журнала боевых действий 63 казачьей дивизии. Вчитываюсь в строки документов
(открытый доступ к ним — одно из самых важных событий в жизни народа в послевоенные годы) и повторяю слова поэта Кедрина: «Ах, медлительные люди, вы немного опоздали». Если б эти документы появились чуть раньше, когда многие фронтовики были живы. Сколько подвигов отцом еще можно было зафиксировать с документальной точностью!

Снова и снова поднимаю наградные листы бойцов освободителей, всматриваюсь в карты военного времени.
Вот ещё и телефонный звонок: «В архивах интернета нашёл любопытный документ», — сообщает Евгений Кантемиров. Один из выпускников средней школы № 6 занимался в историческом кружке, который вёл
А. М. Куценко, обращает внимание на факт, который в годы войны воспринимался как само собой разумеющееся: красноармеец 220 кавполка 63 кавдивизии Латышев Александр Фёдорович, 1922 г. р. призывался из Москвы (адрес в документе — Красная площадь)! Потом ещё и от Никиты письмо — его интересует место захоронения бойца-кавалериста. Ещё раз связываюсь со своими родственниками. Может, эта фамилия оживит воспоминание моей тёти Вали Харченко, в девичестве — Калмыковой? Домик Калмыковых как раз был на окраине хутора Восход! Помнит поразительную деталь: немецкий пулемётчик был прикован к своей огневой точке цепью.
Она хорошо помнит рассказ солдата, который уже после того, как прогнали немцев, пришёл к ним в хату.

— Он сказал: «Так что я домой .уже пришёл. В любую зайди — будут принимать, как родного. Меня в каждой хате знают. И в этой, крайней, тут живут Калмыковы, а дальше». И он чуть-чуть приподнялся над окопчиком, чтобы показать, кто и в каком доме его будет принимать.

.Выстрел немецкого снайпера и через семь десятков лет больно бьёт по сердцу тети Вали. Не забыла
и имя погибшего земляка. Это Николай Жигалкин. Но этого имени в списках освободителей нет.
Как нет и москвича Латышева Александра Фёдоровича. Нет и имени отца Валентины Васильевны —
Василия Эммануиловича Калмыкова, проводника разведчиков, которых он выводил по лесу на село Отказное. Эта фамилия в списках бойцов 63 кавалерийской дивизии всё же значится. Но это другой Калмыков —
Иван Иванович. К концу войны он стал полным кавалером ордена Славы. Он появился в дивизии уже после освобождения села.

Декабрь 1942 — январь 1943 принёс войскам Северо-Кавказского фронта немало неожиданных проблем. В слякотную погоду обозы и снабжающие подразделения не успевали за стремительным продвижением наступающих частей. Танки и машины останавливал не противник — топливо. Однако, лошади движение продолжали. Этот факт тоже отражён в документах. Каждую лошадиную силу двигали .местные резервы.
То есть — подножный корм. Остальные боевые ресурсы аккумулировались для самых боеспособных подразделений. Вот документ 1943 года о боевых действиях рейдирующего отряда под командованием
гвардии генерал-майора Малеева.

— Части дивизии развернулись и провели наступление: 42 Гв. кп — на сев. вост. и 25 Гв. кп на южную окраину КУЙБЫШЕВ. Преодолев при помощи массированного мин. артиллерийского огня упорное сопротивление противника на укреплённом рубеже, части дивизии к 18.00 ворвались в КУЙБЫШЕВ и к 19.00 полностью овладели хутором. В бою за КУЙБЫШЕВ уничтожено до 100 гитлеровцев. К 20.30 пр-к предпринял ожесточённую контр-атаку с направления СОЛДАТСКО-АЛЕКСАНДРОВСКОЕ, стремясь автоматчиками окружить и уничтожить 42 Гв. кп, но все атаки пр-ка были отбиты и части дивизии прочно закрепились вдоль берега
р. ЗОЛКА.

9.1.43 с утра части дивизии повели наступление и овладели: 42 Гв. кп — юго-западной и 25 Гв. кп южной частью СОЛДАТСКО-АЛЕКСАНДРОВСКОЕ. В течение дня части дивизии подавляли сопротивление отдельных групп автоматчиков в СОЛДАТСКО-АЛЕКСАНДРОВСКОЕ и вели разведку в направлении НОВОЗАВЕДЕННЫЙ и МИХАЙЛОВСКИЙ.

В этом бою части дивизии потеряли: убитыми — 16 чел., раненными — 42 чел. Лошадей убито 8, ранено 11.

В соседних полках события развивались так: «. 9.1.43. преследуя отходящие части 17 пд, 50 пд немцев, подошла к рубежу обороны противника по левому берегу реки КУМА После короткой остановки дивизия, используя непогоду, прервала оборону немцев, ввела их в замешательство и лихим ночным налётом захватила город СОЛДАТСКО-АЛЕКСАНДРОВСКОЕ. Затем в пургу и гололедицу вброд преодолела р. КУМА, и захватила ст. КУМА, первой из частей Северо-Кавказского фронта форсировала р. КУМА и тем самым обеспечила успех 5 Донского и 4 Кубанского Гвардейских корпусов. В бою за СОЛДАТО-АЛЕКСАНДРОВСКОЕ дивизией истреблено до 500 немецких солдат и офицеров, сожжено 5 танков и 1 бронемашина, взято в плен 34 солдат и офицеров, захвачено 9 дальнобойных орудий, 7 автомашин, около 10.000 снарядов и до 10.000 патронов и другое военное имущество. За отличные действия в составе войск Северо-Кавказского фронта по распоряжению генерал-полковника тов. Масленникова 63 кд представлена к преобразованию в Гвардейскую».

А вот ещё документ: « В 16.00 авиагруппа в составе до 20 самолётов штурмовиков и истребителей взаимодействуя с наступающими частями 11 Гв. Дон. каз. кав. дивизии атаковала боевые порядки пр-ка,
ведя по нему пулемётный огонь и огонь РС (реактивными снарядами). Во время атаки авиацией по неизвестной причине вспыхнул и мгновенно сгорел наш самолёт. Экипажу спастись не удалось».

В других документах находим горькую строку: «наши потери уточняются». Сколько человек потеряли
при этом наши войска, теперь определить сложно. У каждого воинского подразделения были свои подсчёты. Очень приблизительную цифру можно назвать по немецким источникам. Вот что утверждает в своей книге «Марш на Кавказ» Вильгельм Тике: «Между Петровским и Кумой в болотистой пойме притока Солки обер-лейтенант Пидмонт со второй ротой 111-го противотанкового дивизиона оборудовал противотанковый рубеж обороны. За ним прямо на дороге в направлении Солдатско-Александровского находилась позиция одной
из батарей 117-го артиллерийского полка. Перед тем как стемнело, эскадрон советской кавалерии с юга пошел в атаку и был уничтожен огнем. Затем пошла вторая волна. Но группа Пидмонта уничтожила и ее. За ней последовала третья атака. Последними боеприпасами была остановлена и она. Отдельным всадникам удалось проскочить между противотанковыми орудиями до позиций артиллерии, но их было слишком мало, и они тоже были уничтожены».

В штате кавалерийского полка, пр