Трубы полка

Заметки после праздника

Слезы в этот день текли если не рекой, то уж точно у всех глаза были на мокром месте. Выступающие объясняли это тем, что сам праздник «со слезами на глазах».

— Эти слезы радости. Несмотря на то, что сегодня над головой и страной сгущаются тучи, которые надвигаются
со стороны Америки, Европы, хочу обратиться к тому опыту, который принесли наши ветераны, добывая на полях сражений Победу, которая родилась из любви к родине.

Эти слова звучали у микрофона митинга в честь 70-летия Великой Победы. Состоялся он в уютном и очень дорогом каждому из нас месте — у мемориала Вечного огня. Памятник к 70-летнему юбилею приобрёл новые черты. На тыльной его стороне появились тумбы с мраморными плитами с фамилиями погибших в годы войны. Обновилась и сама стела. Весь этот сокровенный уголок как бы распахнулся к живущим. Когда-то посаженные голубые елочки, за которыми в своё время председатель местного колхоза Б. В. Голосной посылал машины
в Кабардино-Балкарию, разрослись. Да и ветки кустарниковых растений стали закрывать обзор. Накануне праздника работники администрации и комхоза провели несколько субботников, удалили мешавшие обзору нижние ветки елей, кустарник, высадили цветы. Насколько своевременными были эти меры, показало утро
9 мая. Народа пришло столько, что на пятачке перед стелой стало тесно.

Спасибо ветеранам войны и труженикам тыла — все, кто был в состоянии передвигаться, пришли к Вечному огню. Жители стояли на Шоссейной улице, возле бывшего Дома быта. Слушали, наблюдали, вспоминали. Выступили школьники, ветераны. Поздравил жителей села и глава администрации А. В. Кравченко — всё,
как всегда. А потом появился Бессмертный полк. С этого момента течение праздника пошло по новому руслу.

Ребята-школьники выходят с боковых дорожек и становятся в строй — за рядом ряд — справа и слева от стелы. Даже дошколята — и те вышли с портретами! И они не выбиваются из строя. Как и старшие дети, наши самые юные земляки — серьёзны и сосредоточены! У самого сердца они держат портреты бойцов Бессмертного полка. Портретов много. По сравнению с прошлогодним праздником — очень много. Взрослые протискиваются вперёд — ищут глазами своих дедушек, бабушек, родственников, соседей, давно отбывших в распоряжение небесного воинства. А какие возвышенные у всех лица! Но что это! Дети и совсем не молодые люди плачут! И не только потому, что это праздник со слезами на глазах. Именно здесь, на этом месте, в этот миг они встречаются — глаза
в глаза — дети, внуки, правнуки со своими родителями, дедами. И, вроде, видят они знакомые фотографии, которые извлечены из семейных альбомов, архивных папок, коробок лишь несколько дней назад. Но сейчас
с портретов, которые обращены к Вечному огню, их молодые родители смотрят на них взволновано, вопросительно, с надеждой! Мои земляки даже в растерянности. Что случилось с их изученными до последнего штриха, до обидного пятнышка фотографиями! Кто-то даже не может узнать своих родителей! Я и сам
в некотором смятении. Признаюсь, надежды, что некоторые снимки удастся отреставрировать, было немного. Сколько времени пришлось просидеть над этим вот портретом, который возрождался с почти истлевшей карточки размером со спичечною этикетку. Но, видимо, что-то помогало мне и в этой работе — выставленные
на всеобщее обозрение лица на обновлённых портретах сияют, как иконы, глаза светятся, как на образах!
Но не только потому, что отпечатанные снимки изготовлены свежими красками.

Эти лики победителей, как солдаты сквозь укрепления и огонь неприятеля, пробились к нам, своим потомкам, через 70 лет! И теперь не только родственники Якова Андреевича — все односельчане — знают, что артмастер Гусев свой последний бой провел на улицах Берлина. В это время несколько групп наших автоматчиков пробивались к Рейхстагу. Надо ли говорить, что огонь врага был страшен? На линии наступления полка,
в котором сержант Гусев отвечал за боеспособность орудий, фашисты не только уничтожили несколько советских расчётов, на и разбили сами пушки. Яков Андреевич восстановил повреждённое орудие, сам стал
к его лафету и продолжил бой! Он уничтожил несколько огневых точек врага. Снова пошли вперед штурмовые группы. Но озверевшие враги засекли ожившее орудие и сосредоточили на нём свой огонь. Яков Андреевич погиб 30 апреля 1945 года. Но кто знает, может именно его точные залпы по врагу помогли разведчикам
со знаменем Победы преодолеть самый непроходимый рубеж и 1 мая оказаться на куполе Рейхстага!
Или другой земляк — Пётр Васильевич Борщёв. Он форсировал Шпрее, дошел до Берлина и там в уличных боях совершил столько подвигов, что изумленные командиры сразу представили бойца, в послужном списке которого даже медали не было — только два ранения, к званию Героя Советского Союза. «В наступательных боях при Берлинской операции с 15.4 по 3.5. 45 проявил исключительное мужество и героизм. В бою за город Бернау 21.4. 45 с группой автоматчиков первым ворвался в город и в уличных боях, действуя смело
и решительно, захватил в плен 6 солдат и одного офицера, огнём из автомата уничтожил 12 гитлеровцев.
Когда был ранен командир взвода, он под сильным огнём вынес (его) с поля и, возвратившись, принял на себя командование взводом».

Это был период массового героизма советских солдат. Об этом я говорил на этом митинге. Уже за подвиги первых лет войны, за которые на груди бойцов и командиров появлялись звезды Героя, вручали только ордена. Боевые заслуги Петра Васильевича, оказалось, оценены орденом Отечественной войны 1-ой степени. Но и эта награда при жизни героя его не нашла. В результате тех же боев он получил ранение, затем — госпиталь. Наградные документы «всплыли» только в 90-е годы — Петра Васильевича уже не было в живых. Дети его, Раиса Петровна и Виктор Петрович, и понятия не имели, что о подвигах отца можно было писать книги. Сам Пётр Васильевич о своём боевом пути не рассказывал. Они, фронтовики, вообще в своей войне мало говорили.
Да вспоминать об этом — дело малоприятное? О том, что стреляли, взрывали, убивали, брали в плен? Была еще одна причина уходить от разговоров о войне: в первые десятилетия после победы тема всем набила оскомину. Лучше уж о мирной жизни — о женах, детях и работе. О мирной жизни не только говорили — в неё окунались
с головой, чтобы не доставали бомбёжки, артобстрелы, смерти товарищей. И они жили строительством домов, дорог. Урожаями. Детьми, их учёбой, успехами. Это сейчас уже мы, сильно повзрослевшие дети фронтовиков,
с запоздалым сожалением думаем о том, почему подробно не расспросили своих отцов. Но даже по скупым обрывкам воспоминаний еще живущих их сверстников, всё же получаем представление, каким трудным
и масштабным был боевой путь наших земляков. Летчик-истребитель Иван Разуваев сбивал самолеты противника в Заполярье. Сергей Гуров, танкист, прошёл боевой путь от Сталинграда до Берлина и лично оставил свою подпись на рейхстаге. Тимофей Леонтьев, артиллерист, выходя из окружения, продолжил войну
на Западной Украине, в партизанском соединении Медведева. И там же, на Украине, погиб Тимофей Пархоменко. Его предательски, в упор, расстреляли бандеровцы в самые первые дни войны, когда он на своем танке выдвигался по советской территории к линии фронта. А морской пехотинец связист Александр Смоляков свой подвиг совершил на Малой земле под Новороссийском

Памятник к 70-летнему юбилею приобрёл новые черты

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах