вандалы

Порванный полет

Вечерний звонок не стал неожиданностью, и всё же ударил больно: вандалы повредили портреты
Стены Памяти. Сообщала заведующая постановочной частью Дворца культуры Елена Николаевна Масловская. Без неё не обходится ни один праздник в селе, в том числе — День Победы. Совсем недавно, ко Дню Победы 2018 года, четыре искореженных портрета мы уже заменили. Причём — два баннера — на основной Стене Памяти, между молочным магазином и аптекой. Личности юных вандалов установили, но наказание было, очевидно, слишком мягким. И их аппетиты не уменьшились — снова разорваны в клочья ещё четыре баннера. Так что хмурым сентябрьским утром идущих на работу, в школу односельчан у спортплощадки встретила удручающая картина.

— Здесь мальчишки курят, ругаются матом — в этом месте такое поведение просто недопустимо, — возмущается молодая женщина и делает неожиданный вывод: поэтому портреты отсюда надо убрать немедленно․

Чтобы мальчишек уже ничто не сдерживало и дальше безобразничать? Замечу, всё это происходит на площадке освещённом сиянием золотых куполов строящегося храма — он через дорогу.

— Но к этим портретам мы уже привыкли — пусть они остаются на своих местах, — возражают
Татьяна Борисовна Куприянова и её дочь-школьница Яна. — А повреждённые портреты, пожалуйста — замените․

Татьяна Борисовна считает — за счёт родителей вандалов. К такому выводу приходят все, с кем мне пришлось встретиться в хмурое сентябрьское утро у спортплощадки.

— Это мальчишки, которые играют здесь в футбол, — уверенно сказала девочка-четвероклассница. Девочки-семиклассицы Лиза Сокирко, Маша Пилюгина и Полина Кононенкова тоже считают, что установить, кто совершил этот акт вандализма, несложно: на соседнем здании работает камера видеонаблюдения.

— Пусть за баннеры заплатят их родители, — заявили они в один голос. Но пока специалисты изучают запись, я решил сам выяснить авторов «произведения». Из двух десятков опрошенных жителей только два человека никак не отреагировал на проблему. «Мне некогда», — лаконично отбился от моего интереса рослый, дышащий силой и здоровьем мужчина лет сорока. Не стал утруждать себя и пожилой человек, который спешил занять очередь за хлебом. Эта реакция меня тоже не обескураживает. С тех пор, как начал собирать материалы и фотографии для Стены Памяти, с подобным отношением сталкиваюсь постоянно. И спасибо классику —
он ещё в юности предупредил: «․ Бойтесь равнодушных. Это с их молчаливого согласия происходят самые ужасные преступления на свете․» В том числе и это. Да, те, кто искромсал Стену Памяти, были. Но были и те,
кто всё это видел. Они не остановили вандалов. И сейчас продолжают моделировать не только свой характер,
но и будущее Отечества. Они вырастут, может быть, будут заниматься большими и важными делами.
Но в решающий момент не найдут в себе силы остановить негодяя. Потом будут терзаться угрызениями
совести: почему․ Может, вспомнят истоки: тренировку на построенной для них спортплощадке․

Но всё же Стена Памяти на улице Шоссейная, по которой наши отцы, деды и прадеды уходили на фронт, устояла. Сейчас я могу сказать с полной уверенность: она стала духовным достоянием населённого пункта, который через несколько дней отметит 240-летие своего существования. По крайней мере для большей части живущих здесь людей. Под многими портретами появляются цветы. И отдельно — пышные, никогда не отцветающие хризантемы, и памятные венки, корзины, подобные тем, какие несут в День Победы к Вечному огню. Состоит Стена памяти из семи основных частей, на которых размещены фотографии военных времён почти 700 наших земляков. Это, практически, целый полк. Вроде бы, мы нашли многих защитников Отечества, которых призвал
на фронт Солдато-Александровский райвоенкомат. Но раздаётся новый звонок, и я убеждаюсь — нет, не всех․ Теперь уже звонят из Пятигорска, Ессентуков, Сургута, Москвы. Побывав на малой родине, земляки с некоторым изумлением делают открытие: ничего подобного в других населённых пунктах они не видели. И просят: пожалуйста, продолжайте свою очень важную работу․ Впрочем, звонок из столицы — немного о другом,
но об этом — позже.

— Вообще-то, такие знаки памяти очень нужны, но их лучше размещать на аллее у Вечного огня, как, к примеру, у нас в Зеленокумске, — отозвался на моё беспокойство Валерий Иванович Хайнов, предприниматель
из Зеленокумска. — Там их легче сохранить. И у дороги водитель может засмотреться на портрет, отвлечься
от управления машиной и совершить ДТП.

Слушая подобные предложения, я не соглашаюсь — не в месте святость, а нашем понимании и отношении к святыням. Вон в Волгограде (?!) современная молодёжь на пламени Вечного огня сало жарит. И в соседнем Георгиевске, от Вечного огня, который не загасили из-за экономических трудностей, уборщица по утрам выметает гору подсолнечной шелухи․ Предлагают: перенести портреты, расположенные на ограде спортплощадки, на ограду между администрацией и школой № 6.

— Моё мнение — портреты должны остаться там, где сейчас висят — на спортплощадке, — не соглашается
наш земляк, коренной житель села Геннадий Георгиевич Трегубенко. — В конце концов спортплощадку здесь построили для того, чтобы ребята тренировались играть в футбол, волейбол, баскетбол․ А вандалов․ надо разыскать и строго наказать, если мы не хотим, чтобы они принялись, как на Украине, в Европе, сносить памятники и мемориалы Советским солдатам — освободителям. А если кому-то опасается, что из-за этих портретов может случиться ДТП, нужно убрать от дороги всю рекламу, вывески магазинов и даже стелу:
«Я люблю Солдато-Александровское». Но где, как ни в людных местах, должны появляться портреты победителей? На одном из этих баннеров находится портрет дорогого мне человека — родного дяди, в семье которого я воспитывался. Проезжая, я лишь мельком взгляну на этот баннер — дядя ежедневно провожает меня в поездку, на работу. И от того, что и он там, на посту Памяти, напоминает всем нам о подвиге отцов и дедов, я чувствую себя лучше.

— Надо в общественно значимом месте — Дворце культуры — собрать на разговор ветеранов всех войн, родителей, учителей и вандалов, — считает военный пенсионер Валерий Александрович Юрий
(фамилия такая — авт.)

Все эти разговоры происходили под укоризненные взгляды двух Героев Советского Союза. С самого искореженного баннера смотрели на нас лётчицы знаменитого женского авиационного полка Наталья Меклин и Ирина Себрова. В основе композиции для этого баннера я использовал фотографию военных лет, подаренную на память хозяйке гостеприимного сельского дома Екатерине Филипповне Петровой будущими героями:
«Не забывайте нас, тётя Катя, Валюшка, Ниночка и Вася! А мы вас не забудем․» И дата на обороте: « Наташа, Ира. 18 января 1943 года. Ст. Кума»

Они улетели с очередного полевого аэродрома — на запад, вперед, к Победе. Но не забыли свою хозяюшку и обещание выполнили — победили в той страшной войне. Они удостоены самой высокой награды Родины — звания Героя Советского Союза. Ирине Фёдоровне Себровой, чтобы сдержать данное тете Кате слово, пришлось совершить больше всех в полку боевых вылетов — 1008!

Каждый вылет мог оказаться последним — полотняную «броню» легкомоторного По‑2 легко прошивала даже пистолетная пуля․ Почти из такого же материала сделана и «обшивка» Стены Памяти. После многих вылетов самолёты девушек напоминали решето. И баннер, которым мы, благодарные потомки, пытаемся продлить полёт легендарного полка в своей памяти, зияет пробитою обшивкой. Работая над этим и другими архивными снимками и документами, я предполагал, что рано или поздно полотно выгорит под солнцем, запылится, его поцарапают, он получит случайные повреждения. Но даже мысли допустить не мог, что по этим реликвиям, как вражеские зенитки и пулемёты по боевым самолётам, будут бить свои же ․дети. Те, ради жизни которых они отдавали свои жизни. Они будут не просто бить — сбивать их с ․боевого курса! И падают эти баннеры, зияя пробоинами, уходят в небытиё․ Кто-то, конечно же, попытается удержать их в полёте, образумить юных поселян, вознести
их к чувству гордости за поколение победителей․ Находят средства, время, материалы и устанавливают
от дождей над Стеной Памяти защитный козырек. Но какую антивандальную защиту надо установить чтобы гражданам села не было горько от мысли — не становятся подвиги отцов и дедов крыльями для детей и внуков?! А те кто помнит поколение победителей — их дети, не говоря уже о самих ветеранах, уходят. Остаются те, кто уже не будет заботиться о воспитании в своих детях чувства патриотизма?

Впрочем, не могу завершить разговор минорным всплеском эмоций. Недавно по электронной почте приходит письмо от Никиты. Он пишет о погибшем в 1943 году при освобождении посёлка Восход бойце 220 кавалерийского полка Александре Фёдоровиче Латышеве и просит сообщить, значится ли это имя
на мемориальных плитах братской могилы освободителей села. К сожалению, имени такого на плитах братской могилы нет. Но в свою Стену Памяти мы, конечно же, портрет Латышева внесём. Кстати, возможно, об этом воине вспоминала Валентина Васильевна Харченко, в девичестве — Калмыкова — уроженка этого хутора и очевидец далёкого боя. Об этом я рассказывал и в районной газете, и на своём сайте. Напомню читателям лишь слова бойца, на глазах которого погиб земляк. Он пришёл в дом на окраине и рассказал притихшей семье о погибшем земляке, который показывая хаты жителей хутора, говорил, что жил в этом хуторе, что пришёл домой и его после боя будут принимать, как родного.

— И он чуть приподнялся над окопчиком, чтобы показать, кто и в каком доме его будет принимать.

Тетя Валя со вздохом замолкает— она и сейчас едва сдерживает слёзы.

— Пуля — прямо в лоб — снайпер. Был он красивый, чернявый. Роста выше среднего.

Вот только это воспоминание — без имени, фамилии — и осталось. Но если мы, строившие коммунизм,
не запомнили потерянного бойца, то что ожидать о тех, кто ничего не строил — только разрушает? Или, нет, строят наше тёмное будущее — всеобщий вандализм․

Впрочем, я обещал сказать о другом звонке ․ Наш земляк, ныне живущий и работающий в Москве,
Павел Александрович Карицкий, приехав на родину к родителям, Александру Павловичу и Полине Андреевне, обнаружил на стене Памяти портрет своего деда, снайпера Павла Ивановича Карицкого. И теперь ждёт
9 мая 2019 года, чтобы пройти в колонне Бессмертного полка по главной улице столицы — Тверской — к Красной площади. С портретом деда, который смотрит со Стены Памяти Солдато-Александровского на своих земляков жизнерадостными глазами․ Он, снайпер Карицкий, уверен — полёт нашей Стены Памяти должен продолжаться
не только в День Победы — во все праздничные и будничные дни и ночи․

P. S. Снимки изуродованных баннеров публикую? как вещественное доказательство «деятельности» вандалов.
Но публикую и другие фото. Об одном прошу тех, кто переживет это время: не забудьте!

Не забудьте ни добрых, ни злых.

Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас.

...Извините, что не ставлю кавычки, но я снова призвал на помощь Юлия Фучика.

Фёдор Пилюгин. Село Солдато-Александровское

или — А мы по Москве в День Победы — с дедом!

Домашняя > Помним, гордимся > Порванный полет

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах