Мы помним

Митинг
у Стены Памяти 2019

И слово своё они сдержали

— Видели журавлей? — спросил Владимир Павлович Камышников, когда закончился этот митинг. Увы, я, увлечённый рассказом о наступлении Северо-Кавказского фронта, этот момент пропустил и пожалел, что мой друг не заснял прекрасных птиц — фотокамеры или мобильного телефона под рукой в этот момент у него под рукой не оказалось.

— Они как раз во время митинга и пролетели над нами. Два белых лебедя.

Лебеди в разгар зимы? Ах, да — аномально теплая зима, открытые водоёмы. Перед митингом над мемориальными плитами, над обелиском, над голубыми елями, которые, как винтовочные штыки часовых вахты памяти, навострили в голубое небо свои остроконечные вершины, величественно растекались по окружающему пространству песни времён Великой Отечественной войны. И вот на глазах участников митинга не клин журавлиный — всего две птицы — «летят и подают нам голоса»?! И как соотнести мой рассказ об экипаже легендарного У‑2, о подаренной тете Кате фотографии с надписью: «Не забывайте нас.» с появлением в этот момент в синем небе прекрасного зимнего дня двух белых журавлей?!

На одном из баннеров Стены Памяти, которая прирастает с каждым Днём Победы, помещена фотография митинга в честь освобождения села от немецко-фашистских захватчиков. Неизвестный фотограф выбрал точку съёмки со стороны трибуны, на которых стоят выступающие. Это военные, только что освободившие село.
Но много и местных жителей. Бросается в глаза белый платок на одной из женщин — наряжались жительницы села по-праздничному. Командир 46 Гвардейского женского авиационного полка Евдокия Бершанская в одном из своих воспоминаниях о войне написала.

— И вот мы снова в Солдато-Александровском. Трудно передать радость, с которую встретили
жители этого села.

— Хозяйка бросилась обнимать нас, приговаривая: «Голубушки вы мои». Раздобыла где-то муки, испекла пирог, — находим еще один документ — от писательницы Натальи Меклин-Кравцовой, Героя Советского Союза.
На минуточку задумаемся, почему радовалась так хозяйка — Екатерина Филипповна Петрова, в доме которой квартировал экипаж Ирины Себровой. Эта женщина, проводив мужа на фронт, воспитывала троих детей одна. Хлопот больше всего доставлял младший, Васятка. То раздобудет где-то немецкую гранату, то перерубит линию связи, которая вела от наблюдательного пункта на мельнице к немецкому штабу. Немцы собирались остановить начавшееся 1 января наступление Красной армии на линии обороны по рекам Кума и Золка. Эта оборонительная линия получила кодовое название «Потсдам». Приказы немецкого командования звучали грозно — во что бы то ни стало остановить наступление русских! Но полетели самолёты, ударили пушки. Оборона оккупантов затрещала. Тёте Кате захотелось выбежать на улицу и посветить фонариком — здесь немецкие танки, сбрасывайте бомбы сюда. Фонарика у тети Кати не было. Но уверенность, что это прилетали Ира и Наташа, была. Постояльцы, слушая как радуется хозяйка, не стали её разубеждать, что они бомбили в другом месте.

И мы, участники митинга, маленькую толику радости того январского дня 1943 года, сегодня, в день освобождения, уловили. И отдали дань памяти погибшим, и ушедшим из жизни уже в мирное время освободителям. Да и воевавшие на других фронтах, освобождавшие другие города и сёла, погибшие в первые дни войны, в первой же бомбёжке, тоже на такое воспоминание имеют полное право. А наши земляки сражались на всём протяжении линии фронтов — от Заполярья до Черноморского побережья Кавказа! Вспомнили летчика Ивана Разуваева — его объятыё пламенем истребитель упал в один из Норвежских фиордов. Танкиста Тимофея Пархоменко, погибшего от рук бандеровцев на территории уже освобождённой Украины. Вспомнили и связиста-малоземельца Александра Смолякова, который получил ранения в обе ноги, восстанавливая линию связи. И артиллерийского мастера Якова Гусева, которого сразил снаряд в трёх шагах от Рейхстага 30 апреля 1945 года.

Я назвал фамилии лишь нескольких человек, портреты которых стали частью нашей Стены Памяти. Сегодня этой Стене уже не просто тесно на одной стороне улицы — места для новых баннеров там уже нет. Но есть свободное пространство на другой стороне улицы. Сегодня в составе Бессмертного полка, который поставила на боевое дежурство Стена Памяти, более 700 человек. Это не только наши земляки. В ней два харьковчанина — Иван Фёдорович Малышенко и Кузьма Филимонович Белоконь, летчики-штурмовики 103 авиаполка. Первого до января 1943 года по крайней мере дважды представляли к званию Героя Советского Союза. Второй стал героем в конце 1944. Кузьма Филимонович после войны написал в своей книге .: «Как хочется нам, боевым летчикам, пройтись по земле, над которой мы дрались в огненном небе!» И он побывал в Солдато-Александровском в год 30-летия Победы, положил на могилу своего друга цветы.

А вот портрета полкового разведчика 214 полка 63 кавалерийской дивизии Николая Петровича Юршина
на Стене Памяти пока нет. В январе 1943 года он промчался по улицам родного села мимо родного дома, мимо мамы, мимо родственников, соседей — у взвода полковых разведчиков стояла задача не обниматься с родственниками, а окружать и уничтожать отступающих в сторону села Александровского разрозненные отряды оккупантов. Передышку разведчики получили под селом Александровском. И сразу земляка вызвал командир взвода.

— Извини, Николай Петрович, не поздравил тебя с освобождением родного села. Но за решительные действия объявляю тебе краткосрочный отпуск до 6.00 следующего дня. Думаю, твой верный скакун тебя не подведет и поможет увидеть родных.

Через несколько минут Николай Юршин пришпорил свою рысака и помчался назад — по только что пройденному маршруту. Мать всплеснула руками, увидев заезжающего во двор всадника. Всего два часа из январской ночи провел в родном доме разведчик Юршин. Ему в то время еще не исполнилось и 19 лет. За короткие мгновения он получил такой запас сил, что его хватило до конца войны.

В этот день на Мемориале у Вечного огня (который, правда, не горел) настоятель храма Александра Невского отец Виктор совершил литию по погибшим. Её слушали жители села, в основном — дети — на митинг пришли несколько классов средней школы № 6. Некоторые ребята в руках держали портреты еще одного освободителя — танкиста 225 танкового полка Александра Фёдоровича Вагина.

Ребята внимательно прослушали песни о войне в исполнении Галины Руденко и Татьяны Смирновой.
Потом жители села возложили корзину цветов и гвоздики на мраморные плиты Братской могилы освободителей.
Все участники митинга склонили головы перед портретами бойцов Бессмертного полка, а школьники попросили сфотографировать их у Стены Памяти. Вместить всех участников митинга у раздела, посвящённого освободителям села, не удалось — пришлось фотографировать каждый класс в отдельности. Пусть снимки сделанные 10 января, напомнят юным солдатчанам не только о Дне освобождения. И о бойцах-освободителях.

Сегодня я хочу напомнить ещё об одном земляке. Его я знаю ещё со школьных лет. Когда в 1998 году брал у него интервью, его рассказ о подвиге, за который он был награждён орденом Красной звезды, на пленке занял ..5 секунд: «Пехоте мешал ДЗОТ. Я прицелился, выстрелил. Пулемёт замолчал. Пехота пошла вперёд. Всё». Александр Иванович Рожнов, бывший артиллерист и механизатор колхоза им. Свердлова замолчал — рассказ окончен. Он был наводчиком противотанковой пушки-сорокопятки, названной за уязвимость в ходе боя «Прощай, Родина». Чтобы просто выжить, требовалось быть мужественным и изобретательным воином. Это обстоятельство ему помогало и в жизни. И особенно — на склоне лет. Боевые годы дали о себе знать через двадцать пять лет мирного труда: стали побаливать ноги, в конце-концов ветеран одну из них потерял, перешёл на костыли. Но при этом активности на приусадебном участке не снизил. Посетив Александра Ивановича в его доме, я увидел аккуратно вскопанный огород. Но как это удаётся ему (а что огород он копает сам, мне рассказали соседи), я увидел своими глазами. Увидел стул, в котором жесткое сиденье заменено на резиновую сетку. Сидя на таком стуле, он здоровой ногой давил на лопату, руками переворачивал ком земли. Затем поднимался, брал костыль, опираясь другой рукой на спинку стула, передвигался на невскопанный участок. Чтобы ножки не проваливались в мягкую землю, Александр Иванович прикрутил к ним железные пластины. Он даже показал усовершенствованные опоры: «Вот эти станины и пришлось приладить к ножкам», — улыбнулся он, не замечая, что использует военный лексикон. И, наверное, иначе бывший артиллерист сказать не мог: точность стрельбы напрямую зависит от того, как расчёт закрепил пушку на позиции. Он и тогда, в девяностые годы, бился за самое в его жизни дорогое — за свою семью. За жену, сына и дочь, за внуков, которым овощи с отцовского огорода оказывали существенную пищевую поддержку. Он ушел из жизни в 2011. А через год городу, за освобождение которого Рожнов получил орден, было присвоено звание «Город воинской славы». Тихвин стал первым советским городом, освобождённым Красной армией — ещё в 1941 году. Тогда, в советские времена, крылатой стала фраза: «Лишь тогда становится город героем, когда стал героем солдат.» Слова эти не потеряли актуальности и в новой российской истории. Жалко — не дождался этой боевой награды Александр Иванович.

Скоро портрет Рожнова переедет на противоположную сторону улицы. В современной российской истории на улицах небольших российских сёл происходят изменения. Сельповский рынок, расположенный за капитальным забором, на котором мы разместили первые баннеры Стены Памяти, прекратил своё существование. Потерял свои улицеобразующие функции и доживает свои последние месяцы и сам забор. За ним уже возводится здание торгового комплекса.

После митинга в кабинете сельской администрации, у А. В. Кравченко, собрались заинтересованные люди —
мы обсудили проект реконструкции Стены Памяти. Очень надеемся на помощь и на патриотические чувства односельчан. Эти качества у граждан своего Отечества продолжают воспитывать ветераны, бойцы Бессмертного полка. В том числе и Герои Советского Союза Наталья Меклин-Кравцова, Ирина Себрова — постояльцы гостеприимной хозяйки — Екатерины Филипповны Петровой. Улетая на новый аэродром — войска Северо-Кавказского фронта стремительно гнали оккупантов на запад — они оставили своей гостеприимной хозяйке маленькую фотокарточку. Поставили на обороте подпись, дату: «18.1 43. ст. Кума». И пообещали:
«Мы вас не забудем». Своё слово они сдержали. Случилось это 9 мая 1945 года. Теперь очередь за нами.
Ведь две летчицы, два Героя Советского Союза в день освобождения села с голубого неба снова напомнили:
«Не забывайте нас».

 

Фёдор Пилюгин.

P. S. Если у вас, дорогие односельчане, обнаружились фотографии бойцов Бессмертного полка, материалы для Стены Памяти, позвоните: 2–49–18. К Дню Победы мы подготовим новый баннер. Если вы в состоянии помочь материально (или стройматериалами), дайте об этом знать любому члену оргкомитета. Его состав: Кравченко Александр Викторович, Алефёрова Анна Федоровна, Крушинский Павел Сергеевич, Отец Виктор, Камышников Владимир Павлович, Гриценко Александр Васильевич, Гриценко Николай Александрович, Рапопорт Александр Фриделевич, Иваненко Владимир Васильевич, Ненашев Сергей Геннадьевич, Михайлов Павел Васильевич, Гаркавенко Олег Владимирович.

u Уборка урожая 2017

u Цыгане 2017

u Елена Пузырева 2017

u Протокол 2017

u Имена 2017

u Сельские игры 2018

u 1 сентября 2018

u Юбилей села

о Солдатке и солдатчанах